Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Пламя

Избранный

Позднее скажут, что рождение этого ребёнка предвещали звёзды.
Неправда.
Звёзды предвещали лишь то, что Козерогам не стоит заниматься делами, связанными с наследством, а Водолеев дома ждёт крупный скандал.

В детстве Избранный никак не проявлял своё будущее величие. Перебирая просо и чечевицу, мучительно думал над каждым зёрнышком, а двадцать розовых кустов умудрился посадить вверх ногами. Отчим надеялся, что мальчишка полюбит возиться в золе и станет огненным магом, но ожидания не оправдались. Парень рос чистюлей и неженкой.
Таким его и нашёл Великий Наставник.

– Ты знаешь, что ты Избранный?
Мальчик тупо смотрел на бестактного незнакомца. Ему предстояло перебрать сваленные в кучу мотоциклетные моторы и отделить годные от хлама. Та ещё работёнка.
– Когда-нибудь ты совершишь Великое Деяние. Следуй за мной, и я приведу тебя к славе!
Под ногами Избранного что-то зашуршало. Неловко повернувшись, мальчик опрокинул стиральную машину, которая упала и раздавила крысу.
Послышался хрустальный перезвон левелапа.

Крысиный хвост будущий Избранный сдал в ратушу за три медяка.

Ночью на деревню напали гоблины. Семья Избранного неминуемо погибла бы, если бы не Наставник. С помощью четырёх тотемов Войны, Глада, Чумы и Знания Как Лучше Для Всех тот отогнал нападавших, а потом, оперевшись на посох, со смешанными чувствами наблюдал за Избранным, стягивающим с мёртвых гоблинов сапоги.

Трудно уместить в короткий рассказ целую героическую сагу. Какими словами поведать о тяжёлых годах обучения, о неожиданной гибели Наставника, о любви, отчаянии и прозрении?
Наконец настал миг Деяния. Мир балансировал на грани разрушения, но Избранный взял в руки Меч Последней Битвы и...

– Триста золотых, – сказал торговец, тряпкой обтирая с ладоней оружейное масло. – Завернуть или так понесёте?
– Так. Держите деньги, – пальцы покупателя мелко подрагивали. – Должен сказать, – заметил он с нервным смешком, – вы сильно торгуетесь.
– Это да, – согласился торговец. – Что есть, то есть. – И добавил в приступе откровенности: – Этот меч передавался в моей семье в течении шести поколений. Пережил восемь уценок, три инфляции и промышленную революцию. А я наконец сумел его продать. Я – Избранный.
Пламя

Пять минут

– А знаешь, – сказала жена. – Ты ведь не тот, за кого я когда-то выходила.
– Почему? – удивился муж.
– Ты изменился. Где тот лохматый здоровяк, не умеющий себя вести за столом и в постели? Где могучий рёв, звериный оскал, первобытный натиск? О боже!.. Я так тоскую по нему!
Жена выбежала во двор и вернулась с крапивной рубашкой в руках.
– Кажется, я подавляю твою индивидуальность. Прости, прости, прости! – и рубашка полетела в огонь.
Ничего не произошло.

За обедом жена была необычно тиха и торжественна.
– Милый, – сказала она. – Я хочу сделать тебе подарок. Пойдём в гостиную.
В камине гостиной догорала лягушачья кожа.
– Когда-то я совершила ошибку, поцеловав лягушонка в короне, и заставив его отречься от природных инстинктов. Теперь я тебя освобождаю.
– Но мне нравится цивилизация!
– Я знаю. Но в день свадьбы ты был совсем другим. Я тебя люблю, но скучаю по тебе тогдашнему. А помнишь, ты хотел напиться из козьего следа, а я не дала? Ещё не поздно вернуться.
«Что это на неё нашло?» – думал муж, обнимая жену.

Ночью он проснулся – от внезапного озарения. Всё стало на свои места, как детали будильника в коробке, которую трясли бессчётное количество лет.
– Эльза, – он потянул жену за плечо. – Эльза, проснись! Помнишь нашу свадьбу?
– А... что?..
– Свадьбу! Помнишь, появился растрёпанный человек в короне и сказал, что ты его дочь? Мы поцеловались, и я превратился в медведя. Потом выяснилось, что человек в короне ошибся в документах, но...
– ...целых пять минут я была принцессой! – прошептала Эльза, сияя.

Пламя

(no subject)

Подслушивать и подглядывать... Бывают в жизни маленькие радости.
Сегодня в кафешке, где я обычно придумываю свои истории, проходил сеанс семейного психолога. Я давно мечтал коварно проникнуть в кабинет какого-нибудь Фрейда или Юнга, скрыться в плаще и полумаске за пыльной портьерой или в шкафу с лакированным черепом и незримой тенью витать среди маленьких людей с их простыми и бесхитростными проблемами. И вот эти беспечные существа дали мне шанс.
Я решал судоки, пил йеменский кофе и жадно впитывал жизненный опыт.

Мужчина оказался вселенским злом. Он сидел в позе "Мариванна, ставьте в угол, всё равно буду девочек за косички дёргать" и ковырял ботинком пол. Трогательный. Психологиня всё пыталась заставить его разоружиться. "Одумайтесь! Вот Ирина признала свою агрессию, а вы нет". Счастливая Ирина торжествующе сверкала очками. Он тоже что-то там признавал, но, видимо, неправильно. Неубедительно.

Потом психологиня рассказала ему, что он мужчина, глава семьи, что женщина - она-то на вторых ролях, чего там!.. и если глава семьи не предусмотрел, что она так себя ведёт, то должен терпеть. И страдать. Жена-то, вон, терпит его многочисленные недостатки. И вообще, жену надо воспринимать, как бизнес-партёра. Ну, вот, например, пришёл ты с гулянки в пять утра, ключидомазабыл, а жена мобильник выключила. И спит себе. Не надо её сразу в морду. А надо по-умному: заключить договор, что вот, мол, ты мобильник не выключаешь, а я на вечеринки без тебя не хожу. Шантаж, торговля, манипуляции... тихие радости семейной жизни.

Муж встрепенулся и жестяным голосом спросил: договор письменный? Понимает в бизнесе. Когда выяснилось, что устный, муж и жена переглянулись и хором объявили, что не-не-не-не-не. Никто этот договор соблюдать не будет. Боритесь за свой брак, подумалось мне. Боритесь, заклинаю вас, вы знаете друг друга как никто.

Тут у меня кончился кофе, и сложилась вторая судока. Психологиня объявила, что раз взаимный шантаж не работает, значит его объектом выбраны не жизненно важные вещи и предложила подумать над этим. Мне было очень интересно, как пара воспримет столь потрясающую переоценку ценностей, но обеденный перерыв не резиновый. Пришлось раскланяться и уйти.

...Я немного переживаю за этих людей, с которыми меня соприкоснула жизнь. Как-то у них сложится? Поймёт ли безымянный мужчина, какое сокровище его Ирина? Сумеют ли они выстроить сеть уловок, манипуляций, взаимных обязательств и жертв, чтобы продолжить свой счастливый бизнес-проект?
Ах, я ничего этого не узнаю.
Пламя

В глазах семьи

Девушка бежала вниз по мраморной лестнице. Вслед ей доносились удары часов.
– Стойте! – кричал принц. – Подождите! Я ведь даже не знаю вашего имени!
С ноги девушки сорвалась туфелька и белой искрой упорхнула в ночную тьму. Платье пожухло, превращаясь в лохмотья. Девушка выбежала на берег океана и помчалась к лодкам.
Времени оставалось совсем мало.

В колеблющемся от жара экваториальном небе звёзды описали широкую дугу. Край горизонта вспыхнул зарёй.
Дно лодки задело песок. Уронив вторую туфельку, девушка прыгнула в воду и побежала к берегу.
Её уже ждали.
– Прости! Прости! Прости! Я всё-таки опоздала.
– Ты вернулась. Я же знал, что ты вернёшься.
– Они перевели часы втайне от меня. Но ты ведь не умрёшь? И не превратишься в прекрасного незнакомца?
Ожидавший её лишь покачал головой.
– Моё чудовище, – девушка прижалась к меховому боку. – Самое родное чудовище в мире!
– Я тоже тебя люблю. Что у тебя с лицом?
– Пустяки, – отмахнулась девушка. – Я сбежала с королевского бала. Бал устроили чтобы перезнакомить меня с кучей принцев. Так что теперь в глазах отца и сестёр я тоже чудовище.
Пламя

Не повторит ошибок

– Выслушайте мою историю, колдун, – сказала женщина в маленьком чёрном платье. – Выслушайте, и вы поймёте, почему я здесь.
И, не ожидая согласия, приступила к рассказу.
– Впервые я вышла замуж, поцеловав принца-лягушонка. К сожалению, к браку этому прилагалась жаба-свекровь. Да, да, это клише, я знаю, – посетительница достала сигарету и щёлкнула зажигалкой. – Я сама ходячий стереотип.
– Вы принцесса? – полюбопытствовал колдун.
– Если бы! Я сирота. Но продолжу. Бежав из дворца, я некоторое время жила у мачехи с двумя сводными сёстрами. Там меня заметил новый принц.
– С которым тоже не срослось, – проницательно заметил колдун.
– Да. Я оказалась женщиной не его круга. Пришлось паковать чемоданы. Именно тогда я поняла, что со мной что-то не то. Я выбираю не тех мужчин. Неправильных, неидеальных… Знакомые записали меня к психотерапевту, но терапию я не закончила. По уважительной причине: я встретила любовь всей жизни. У любви была синяя борода, сокровищница, полная золота, самоцветов и китайского фарфора, и потайная камера, хранящая самую страшную его тайну. Сейчас, оглядываясь на прошлое, я думаю: как я могла быть такой глупой?.. такой беспечной?..
– В камере оказались тела его предыдущих жён?
– Что?.. Нет, о нет, конечно! Там сидел юноша. Враги лишили его всего: свободы, невесты, доброго имени. Когда появилась я, он уже наполовину обезумел, общаясь с вымышленным другом по имени аббат Фариа. Я помогла ему бежать.
– И вышли замуж?
– Нет. Увы!
– Знаете… Если вы хотите, чтобы я порекомендовал вам психотерапевта или добрую фею…
– Нет-нет! Я поняла, что было неправильно в моей жизни. Дайте мне крохотного ребёнка. Девочку. В дюйм высотой (выше нельзя – не справлюсь). Я посажу её в коробку, окружу заботой и вниманием и научу всему, что знаю.
И она никогда-никогда не повторит моих ошибок.
Пламя

Семейные неурядицы

Есть вещи, которые меня очень раздражают. Например, я не могу побыть один. Сразу кто-то из домочадцев начинает скрестись в дверь.
А эти их разговоры!
– Где твои мозги?! – кричит мама. – Ты опять шкафом загородил гостиную!
Ну загородил. Бывает. Почему об этом нельзя сказать тихо и спокойно?
– В нынешнее время, – это дядя, – важно то, что у человека в голове. Без мозгов тебя и в дворники не примут.
Дядя! Ты сам очень непрактичный человек. Энтомолог. В голове у тебя жуки, в животе… ну, не знаю, кажется, бабочки.
– Ты не можешь всю жизнь просидеть в подвале, – бубнит папа. – Выйди, познакомься с девушкой. Одна голова хорошо – две лучше. Для твоего же блага!
И так всё время:
– Шаркай! Посмотри, как другие ходят.
– Своей манерой обращаться с газонокосилкой ты нас просто убиваешь!
– Посиди с нами! Мы тебя любим. Нам очень важен твой внутренний мир.

Тяжело быть единственным в семье выжившим в Зомбокалипсисе.
Пламя

Проблема постоянства

- Постоянство убивает страсть, - сказал рыцарь, подбрасывая ветку в костёр. - Сказки кончаются свадьбой. Дальше - быт. Растянутые корсажи, закопчёные котлы, пелёнки, каши, младенцы, розовые кусты по утрам, пшено с чечевицей вечером… А где романтика? Кипение страстей? Идеал рыцаря - девушка, за которую надо бороться. Вечная damsel in distress, понимаете?Collapse )
Пламя

Как все

Стрелы старшего и среднего братьев ушли в воздух. Младший приготовился стрелять, но тут на его плечо легла рука.
– Сын мой, – сказал царь. – Я хочу поговорить с тобой как со взрослым человеком.
Царевич опустил лук.
– Я знаю, что ты задумал. Не подумай, что я осуждаю тебя, – в твои годы я был точно таким же. Я обожал драться с чудовищами и спасать девиц. Мне было несложно истоптать три пары железных сапог, чтобы покарать злодея где-нибудь на краю земли. Но я повзрослел. Я понял, что есть долг перед семьёй и перед своей страной. Мне сложно говорить об этом... Но пойми: пора повзрослеть и тебе. Хватит детских игр. Женитьба – не приключение. Жизнь – не сахар с мёдом. Прошу тебя: хоть раз в жизни поступи, как все нормальные люди!
Прозвучало это убедительно. Иван-царевич застыдился и не стал стрелять в сторону болота. А поскольку ему было всё равно, он пустил стрелу на купеческий двор – как средний брат.

Вечером того же дня царь и средний брат стояли на крепостной стене, наблюдая, как Иван-царевич собирается в дорогу.
– Скажи, – царь говорил почти робко, словно надеясь что-то изменить в происходящем кошмаре, – как же так вышло? Ты должен знать это семейство. Ты женишься на старшей дочери и...
– Стрелу подобрала младшая. Потом она исчезла, и никто не знает, где её искать. Я
думаю, дело в цветке. Красном волшебном цветке, который отец привёз ей из-за моря. Умеют же люди влезать в такие дела...

Царь кивнул. Поступать как все – не бог весть какая мудрость, подумалось ему. Да, спокойней. Да, понятней. Точно знаешь, куда летят твои стрелы, и как поведёт себя та, что их подберёт.
Вот только если стоит выбор: предать себя или весь остальной мир, себя предавать нельзя ни в каком случае.

Пламя

Угадаете книгу?

История эта достойна страниц "Cosmo". Все вы конечно же читали её или хотя бы слышали о ней.
Итак, три простых российских женщины, три судьбы. Катя, избалованная представительница золотой молодёжи, бросает своего молодого человека, не написав даже прощальной sms-ки, с тем, чтобы с головой окунуться в беззаботную курортную жизнь. Знает ли она, что не пройдёт и двух лет, как она окажется в безвестной деревенской глуши, под проливным дождём, вымокшая и продрогшая, с грудным ребёнком на руках?
Не лучше обстоят дела и у Даши, многодетной российской домохозяйки. Муж её, проходимец и карьерист, ищущий места в очередном "инновационном" министерстве, встречается с другой женщиной. Лишь выдержка и присутствие духа помогут Даше спасти семью. Любовь или долг -- что сильнее, что победит?
Третьей героине, Ане, с самой юности не везёт с мужчинами. Муж её оказывается во власти мошенников и едва не попадает в тоталитарную секту. Аня встречает бравого солдата фортуны, наёмника, ищущего острых ощущений в горячих точках планеты, но быстро разочаровывается. Третий, которого она любила больше всего на свете, малодушно избегает с ней встреч.
Но Аня не сдаётся. Решив начать новую жизнь, она отправляется на вокзал. Могучая непреодолимая сила подхватывает её и несёт -- навстречу известности, признанию, славе. Уже на следующий день газеты трубят о ней, а мужчины, не разглядевшие сокровище рядом с собой, рыдают от отчаяния.