Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Пламя

Лишнее задание

– Выкрутился, шельмец, – вздохнул царь. – Раз так, вот тебе следующее задание. Принеси мне то, чего на белом свете вообще не может быть. Ручку ищешь?.. На, держи.
Федот сделал пометку в журнале заданий.
– И ещё, – продолжал царь. – Поскольку я мелочная злобная душонка, тиран и деспот, вычисти заодно мои ботинки. Да, милый мой. Бутылка минералки, альфа Кассиопеи, унижение наёмных работников – вот три вещи, на которые можно смотреть бесконечно. Приступай.
Федот-стрелец достал гуталин и бархотку и занялся королевскими ботинками.

Когда он закончил, послышался мелодичный звон. Над головой вспыхнуло сияние левелапа. Федот встал и двинулся прочь из дворца.
– Постой! – испугался царь. – А моё задание?
– Задание? – Федот задумался. – Понимаешь, теперь я охотник восьмидесятого уровня. Найти твою ерундовину для меня – серый квест, не дающий опыта. Извини.
И, раскрыв журнал, поудалял все задания этой локации.


Пламя

География для чайников, мы - разные, прибалтийский Плутон

Есть вещи, которые приводят в замешательство. Чем, например, Иран отличается от Ирака? Если поднапрячься, можно вспомнить, что Иран – это Персия-Персия-фруктовый рай и зороастризм в давней древности. Ирак – арабы и ислам. В Багдаде всё спокойно, узнай же, о великий калиф, что у пингвинов есть нефть, но нет демократии.
Ужасно стыдно. Эй, у вас есть на примете футболист, который возьмёт меня в жёны?

А ещё есть Кыргызстан, Казахстан и Таджикистан с Узбекистаном. И Нептун с Ураном. Божечки, божечки! Хорошо, что Плутон больше не планета. Кобыла с возу, справочник автостопщика по Галактике полегчал на пару микрограмм.

Но есть три страны в которых я уверен. Да! смотрите, завидуйте: я достаю из широких штанин краткий свод стереотипов и бесполезных фактов о Прибалтике. Мы забавные ребята, не путайте нас друг с другом, пожалуйста.
Collapse )
Надеюсь, теперь вы не будете нас путать. И да, объясните наконец, чем киргизы отличается от казахов.
Ну, или по крайней мере, нептунианцы от меркурианцев. Я заинтригован.
Пламя

Суть власти

Артур взялся за рукоять меча и потянул. Ничего не произошло.
– Следующий, – позвал распорядитель пророчеств.
– Но я готовился! – запротестовал Артур. – Прочёл все книги об управлении государством. У меня есть баронство. Вот благодарственные письма от жителей.
– Соболезную. Но Пророчество есть Пророчество. Здесь написано, – зашуршал свиток, – «...лишь тот, кто понимает суть власти и вытащит меч из камня, станет королём».
– Но я...
– Следующий!

В зал неровной походкой вошёл тролль, поднял глыбу с воткнутым мечом и откусил кусок.
– Это что же?! – возмутился распорядитель. – Секретарь! Стража! Гнать в шею!
Из приёмной выглянул секретарь:
– Всё в порядке, тролль зарегистрирован. Вот его номерок.
– Как вы могли! – распорядитель всплеснул руками. – Вы же патриот! А теперь у нас королём будет тролль.
– Ничего, приспособитесь, – успокоил Артур. – У вас дочь-подросток? Если попросится в турпоход с друзьями, соглашайтесь. У его будущего величества планы насчёт девственниц королевства.
На распорядителя было жалко смотреть.
– Архитектуру придётся упразднить, – продолжал Артур мстительно. – Министерство путей сообщения пойдёт в гору. Мосты, понимаете ли... Добыча руды увеличится, поскольку будущий король её ест, а тяжёлая промышленность зачахнет. По той же причине. Далёкое Королевство станет сырьевым придатком мировой экономики.
– Спасите нас, господин барон, – попросил распорядитель жалобно.
– Древнее Пророчество, ластик и перо!
– Пожалуйста, господин барон.

Артур взял свиток, что-то стёр и написал поверху несколько слов. Тролль доел камень, озадаченно повертел меч в лапах, и, пожав плечами, сунул его в пасть.
Послышался скрежет.
– О, господи! – растерялся распорядитель. – Вы это предвидели?! – Заглянул в свиток: – ...тот, кто понимает суть власти и вытащит меч из окаменевшего тролля, станет королём Далёкого». Точно, предвидели.
Артур взялся за рукоять и потянул. Ничего не произошло.
– Древнее Пророчество, ластик и перо!
– Пожалуйста, ваше величество.


Пламя

Миллион первое дерево

Мальчик стоял у плетня, наблюдая за работой Садовника.
– У меня тоже есть роза, – сказал он. – На ночь я накрываю её стеклянным колпаком.
Садовник не ответил. До наступления зимы оставалось несколько минут, а ему надо было спрятать под плёнкой рощицу карликового тиса.
– А ещё я видел Короля, Фонарщика, Звездочёта и Пьяницу, – продолжал мальчик, – и разговаривал с лётчиком Антуаном, который живёт на Земле и не умеет рисовать барашков. Вы не видели его?
– Подержи, пожалуйста, – сказал Садовник. – Прижми здесь и здесь. Не видел я никакого лётчика.
– Жаль, – Маленький Принц натянул плёнку. – Он бы вам понравился.
– Нет. Я слишком хорошо знаю людей.
Первые снежинки посыпались на астероид из ледяной бездны, но сад был спасён.
[Spoiler (click to open)]

– Видишь дерево? С золотыми монетами вместо листьев? Я вывел его, чтобы осчастливить человечество. И люди пришли ко мне – Математик, Король, Фонарщик… миллионы, миллионы других. Все они хотели счастья. Мальчик мой! Ты не представляешь, какими чудовищами они стали!.. Но я всё равно не мог презирать их. Дело во мне, думал я. Я что-то делаю не так.

И тогда я посадил луковицу. Из луковицы вырос тюльпан, в сердцевине которого спала девочка. Я вырастил эту девочку, заботился о ней, воспитывал. А она сбежала с каким-то мелким паршивцем. Неблагодарная соплячка. Прости мою грубость: так говорит боль моего сердца. Она не видела никого, кроме меня, и стала моей копией.
В тот миг я понял, какое чудовище я сам.

Я вырастил миллион трав и деревьев. Ни одно не принесло мне покоя. Все они лишь подтверждали мои мысли о порочности человеческой натуры. Этот астероид стал музеем предательства.

Маленький принц молчал.
– Ты вырастешь и станешь Королём Астероида, – уже не так уверенно продолжал Садовник.
– Вряд ли. Я пойду? Мне надо искать лётчика Антуана.
Садовник поник.
– Странное дело, – продолжал он другим голосом. – Когда ты здесь, моя убеждённость тает. Ночью я буду плакать от тоски по несбывшемуся. Мечтать отправиться к людям, чтобы узнать их по-настоящему, и проклинать себя за трусость. Может, останешься?.. Не отвечай, я знаю, что нет. Я вырастил миллион деревьев, но ни одно не помогло мне. Пожалей меня, Маленький принц!
Мальчик взял ладонь Садовника в свои руки и крепко сжал.
– Возьмите, – сказал он. – Вырастите миллион первое дерево. Оно вам поможет!
И исчез.

Садовник разжал кулак. На его ладони лежало семечко баобаба.


Пламя

Тёмная тайна Мидаса

Растерянный и счастливый брадобрей выбежал из покоев Мидаса.
– У меня есть золотой помазок! – шептал он восторженно. – И золотая бритва! Боже, боже, боже!.. Золотой тюбик крема, лосьон после бритья, и, главное, – золотая репутация!
Камердинер учтиво поклонился:
– Благодарим вас за понимание. Его величество очень страдает от своего уродства. Такая деликатность, как у вас, бесценна. Завтра ждём вас снова.
Задыхающийся от счастья брадобрей не нашёлся что ответить.
– И знаете, – продолжал камердинер задумчиво. – Мидас прикосновением пальцев превращает вещи в золото, портя их. Но уродство Мидаса хуже стократ: оно портит души, порабощая их. Берегитесь этого!
Озадаченно кивнув, брадобрей вышел из дворца.
Collapse )

Пламя

Что нужно женщинам

Старший и средний сын стояли в тронной зале с пустыми руками.
– У дерева с молодильными яблоками оказался страж, – объяснил старший.
– Дракон?
– Хуже, папа. Женщины. К сожалению, только им позволено сорвать яблоко с дерева.
Старый царь кивнул с пониманием.
– Сперва всё шло хорошо, папа. Я вышел вперед и объявил: девицы-красавицы! Женюсь на той, кто сорвёт мне яблоко.
– А они?
– Побежали к дереву, естественно. Я-то жених хоть куда, а они страшненькие. У одной один глаз, у другой – целых три. Когда трёхглазая вырвалась вперёд, я удрал.

– Я поступил мудрее, – начал средний. – Всем известно, что женщины не столько падки на женитьбу, сколько мечтают о доминирующем альфа-самце. Так что я выбрал стражницу поприличнее и смутил её вопросом, ломающим шаблоны восприятия. О зятьях и её матушке. Опытные люди говорят, что девушки перед таким вопросом устоять не могут.
– А она?
– Повела себя странно. Сорвала яблоко, капнула чем-то из перстня, откусила и пала замертво. Прибежали семь гномов и уложили её в хрустальный гроб. Что бич-шилд проклятый с девушками делает! Мне было очень неловко. Но я собрался с духом, подошёл ко второй стражнице и пригласил в ресторан. А потом спросил: у тебя или у меня?
– Разумно, – согласился царь.
– Она сорвала с дерева яблоко и съела. И, представляете, яблоня заговорила! Сказала, что гуси-лебеди унесли её брата за молочную реку с кисельными берегами. Так что, сказала стражница, у неё дела и она пойти со мной никак не может. Хоть и сожалеет.
– Женщины, – кисло усмехнулся царь. – Всем им только одно нужно. Давайте поднапряжёмся и припомним все понесённые от них обиды – по-родственному.

Тем временем младший царевич подошёл к яблоне. Стражницы настороженно смотрели на него.
– Здравствуйте, – сказал царевич. – Мне очень нужны яблоки с этого дерева. Дайте, пожалуйста, хотя бы одно.
– Пожалуйста. Тебе в корзинку положить или так, по карманам?

Пламя

Галатея и Пигмалион

– Ты хочешь его оживить? – удивилась Афродита. – Зачем?
– Я редко выхожу из мастерской, – призналась девушка-скульптор. – У меня ничего нет, кроме моего Пигмалиона. Я отдала ему юность, но он всего лишь статуя.
Афродита обошла вокруг мраморного мальчишки.
– Ты ведь понимаешь, что не все истории заканчиваются хорошо? Возможно, и твоя тоже.
– Я рискну.
– И ты не останешься прежней. Любовь преображает.
– Вот и прекрасно! Прежняя я себе до смерти надоела.

Зелёный весенний свет залил мастерскую.

…Зелёный весенний свет пробивался сквозь толщу воды. Статуя лежала на морском дне, наполовину занесённая песком. Галатея нежно погладила мраморного принца по щеке.
– Русалочка! – донеслось в гуле океана. – Айда на берег? Ты уже взрослая, тебе можно!
Галатея рассмеялась и, загребая хвостом тучи песка, поплыла к сёстрам.
Пламя

Неординарный человек

– А здесь, – граф посторонился, пропуская принцессу, – наша достопримечательность. На это ложе знаменитый разбойник Прокруст укладывал попавших в его руки бедняг. Тех, кому кровать оказывалась велика, растягивал, чересчур длинным отрубал ноги.
– Как интересно! Господин граф, я хочу провести ночь на этой кровати.
– Но, ваше высочество… Легенды гласят, что всякий, ложившийся на Прокрустово ложе, не смыкал глаз. Испытывал мучения. Зачем это вам?
– Затем, что я человек особенный и люблю всё необычное. Вещи, мысли, переживания… Исполняйте!

Когда принцесса улеглась, её ожидал неприятный сюрприз. Кровать оказалась ей впору. В точности как раз. Прокрусту не пришлось бы ни вытягивать, ни укорачивать принцессу.
«Интересно, – подумала она. – Быть может, это ложе действует в метафорическом смысле? Человеку неординарному, необычно мыслящему, всё это должно показаться банальным. Кружева на балдахине, кичевая инкрустация, мещанские шелковые простыни…».
К ужасу принцессы и кружева, и простыни ей нравились. Всё это было приземлённо, мелко, пошло, но… так, как и должно быть.
«Неужели и я такая? – испугалась она – Серая и заурядная – как миллионы девушек за стенами замка?»
Она прислушалась к своим ощущениям. Что-то кололо в бок, не давая уснуть. Принцесса запустила руку под перину и...

...вздохнула с облегчением.
«Приятно знать, что ты особенная, – подумала она. – Не какая-нибудь неженка в короне. Ведь только неординарный человек способен наплевать на стереотипы и разрушить веками устоявшийся сюжет».
С этими мыслями она выбросила горошину и крепко уснула.