Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Пламя

(no subject)

Из моего опыта судейства: на литературных конкурсах с пугающей неизбежностью появляются три вида произведений.
1. Истории о том, как человек писал рассказ на этот конкурс.
2. "Оназмы".
3. Крышесносящие мистические откровения с претензией на сюрреализм. Их не понимает ни один судья и иногда им из трусости завышают оценки. Вдруг это крутой шедевр, который они по серости своей не разглядели?

Похоже, мой конкурс не исключение. :)
Пламя

Перфоманс

– Это элитарный клуб, – сообщил председатель. – В него так просто не вступишь.
– Я понимаю.
– Нужно быть человеком искусства. Дышать искусством. Жить им. Видите даму в сером? Знаменитая меценатка. Дарит людям духовные ценности, одновременно забирая материальные. Удивительная! Удивительная!
– А юноша в короне?
– Принц. Мечтатель и поэт. Колдунья превратила его в лягушку, но он молчит об этом. Рассчитывает найти девушку, которая без слов поймёт и оценит его богатый внутренний мир. А эта китаянка – властительница дум богемы. Её время настанет, когда «Сумерки» и «Дневники вампира» станут неактуальны.
– Оборотень?
– Не называйте её так, пожалуйста. Не любит. Что до меня, то история моя трагична и во всём отражает нынешнее время. Я жив лишь потому, что полезен. Мне приходилось предавать, убивать друзей и родственников, но я не унываю. Всё это происходило во имя добра.
– Я потрясён.
– Слушайте же, – продолжал председатель торжественно. – Мы создали великий храм искусств. Допускаются в него лишь избранные, те, кто рискуют жизнями ради создания истинного шедевра. В каком жанре вы творите?

– В жанре перфоманса, – ответил медведь и уселся на теремок.
Пламя

Галатея и Пигмалион

– Ты хочешь его оживить? – удивилась Афродита. – Зачем?
– Я редко выхожу из мастерской, – призналась девушка-скульптор. – У меня ничего нет, кроме моего Пигмалиона. Я отдала ему юность, но он всего лишь статуя.
Афродита обошла вокруг мраморного мальчишки.
– Ты ведь понимаешь, что не все истории заканчиваются хорошо? Возможно, и твоя тоже.
– Я рискну.
– И ты не останешься прежней. Любовь преображает.
– Вот и прекрасно! Прежняя я себе до смерти надоела.

Зелёный весенний свет залил мастерскую.

…Зелёный весенний свет пробивался сквозь толщу воды. Статуя лежала на морском дне, наполовину занесённая песком. Галатея нежно погладила мраморного принца по щеке.
– Русалочка! – донеслось в гуле океана. – Айда на берег? Ты уже взрослая, тебе можно!
Галатея рассмеялась и, загребая хвостом тучи песка, поплыла к сёстрам.
Пламя

Своя история

- Сосредоточься, - попросил папа Карло. - Ради меня, сынок! Это же очаг, правда?..
- Нет, папа. Я вижу принцессу. И, кажется, уже начинаю её любить.
- А очаг? Очаг?!.. Вот же он, гляди!..
Буратино развёл руками. Очаг на холсте был для него не принципиален.
Collapse )
Пламя

Неподходящая специализация

Из кувшина повалили клубы дыма.
– Слушаю и повинуюсь, маленький господин, – поклонился джинн. – Прежде чем ты загадаешь желание, я должен…
– Мировая известность, – выпалил мальчишка.

Искры сорвались с крыши горящего храма и полетели в сторону Эфеса.
– Хватайте Герострата! – орали бегущие люди. – Бейте его!
– Джинн, ты что? – мальчик раздражённо отбросил факел. – Известность – она не такая!
– А какая?
– Н-ну... Например, пусть я читаю поэму, и все хлопают.
– Но, маленький господин! моя специализация...
– Выполняй!

Искры сорвались с крыш горящего Рима и полетели в сторону пригорода.
– Слава великому Нерону! – орали люди в тогах, аплодируя. – Какая актуальность! Дискурс!
Мальчишка сорвал с головы венок.
– Издеваешься, да?! – в голосе его звенели слёзы.
– Маленький господин! – засуетился джинн. – Я ведь хотел предупредить, что...
– Слушай внимательно. Никаких пожаров. Я создам великое произведение искусства. Все только о нём будут говорить. Посмотреть на него прекрасные девушки приедут из-за моря. Ну и… да! Искусство должно вызывать чувства. Сильные. И чтобы в конце всё закончилось хорошо, и кто-нибудь вроде Брюса Виллиса всех спас.
– Будет исполнено.

Мальчишка сидел на подоконнике, ковыряя спелый гранат. Джинн дремал на коврике у его ног.
В дверь постучали.
– Утренняя почта, – сообщил слуга, выставляя на пол корзинку с навощёнными табличками. Мальчишка поднял голову:
– Почитаешь?
Джинн пролевитировал корзинку к себе.
– Опросы показывают, – прочёл он, – что твоё имя знают девяносто восемь процентов населения. Сорок процентов считают тебя сумасшедшим злодеем, пятьдесят восемь – гениальным сумасшедшим злодеем. Статья колумниста: «Дворец-лабиринт вызывает чувства. Страх и ненависть». И ещё: «Прибыл корабль с девушками». С ума сойти! С моей-то специализацией!
– Просто надо было верить в себя, – серьёзно кивнул мальчик.
Дверь вновь приоткрылась:
– Кушать подано, великий Дедал, – объявил слуга.

...И они отправились завтракать: мечтающий о славе мальчишка и джинн, умеющий только разрушать города и строить дворцы.
Пламя

Наперекор богам

– Ради тебя я совершил подвиг, – напомнил Пигмалион.
Галатея молча согласилась.
– Ты не понимаешь, – сердился Пигмалион. – Моя любовь – неоспоримый факт. Только поэтому ты жива!
Галатея опять не стала спорить. Каменных девушек оживляют не потому, что те идеальны. А потому, что они будут считать идеалом тебя.
– Ради неё я спорил с богиней, – жаловался Пигмалион друзьям-скульпторам. – Но разве она ценит?

Однажды Пигмалион пришёл домой раньше обычного. Его ждала неприятная сцена. Каменный гость держал Галатею в объятиях; они даже не смутились.
– Мы любим друг друга, – сказала Галатея с вызовом. – Ещё с той выставки, помнишь? Мы с Командором стояли на одном постаменте, а с моря тянуло сыростью. И меня почти не продуло, потому что он такой огромный, – Галатея смотрела на Командора влюблёнными глазами. – А ещё голуби. Благодаря им у нас есть общие интересы.
– Неблагодарная! – воскликнул Пигмалион. – Ради тебя я совершил подвиг!
– Нет, это я совершил подвиг, – ответил Командор. И, достав из сумки голову Медузы, протянул Галатее: – Держи. Я наконец-то её убил.
Девушка заглянула в глаза мёртвому чудовищу и вновь стала собой.
Пламя

Искусство и контекст

- Искусство - это когда красиво… - осторожно начала Тельма.
На самом деле ей пришлось орать. Тишина в гномьей мастерской была явлением столь же частым, как эльф на собрании ку-клукс-клана.
- Да засунь в жопу свою красоту! - проорал в ответ гном, колотя чеканом-лощатником по медному кувшину. - Вот ты возишься с блюдом. Если, ять, обнажённая прекрасная девственница вынесет на нем отрезанную башку барона - это ремесло. А вот если она этим самым блюдом эту самую башку только что под корень - уже перед нами событие небывалой культурной ценности. Перфоманс, ять!..Collapse )
Пламя

Ценное качество

– Ученица, записывай, – сказала первая злая фея. – Когда принцессе исполнится шестнадцать, она уколет палец веретеном и умрёт.
– Может, иглой? в сердце? – предложила ученица. – Я читала, ниндзи в Японии…
Король издал неопределённый звук.
– Терпите, ваше величество, – шепнул первый министр, беря его за локоть. – Было очень немудро не пригласить на крестины вообще ни одной феи.
– Принцы станут находить портреты принцессы на чердаках, – объявила вторая злая фея. – И падать замертво. Пиши, ученица.
– А вот ещё идея, – ученица перевернула листок блокнота. – Можно я наколдую? Пусть это будет не веретено, а лезвие! В карамельке.
– Нет! – хором воскликнули феи. И третья добавила: – Если принцесса доживёт, то отравит свою падчерицу. Яблоком. А перед этим…
Ученица деловито застрочила в блокноте.
Добрая фея задумалась.
Она была одна. Поскольку в честном поединке добро всё равно проигрывает, ей разрешили три пожелания вместо одного.
– Милое дитя! – объявила добрая фея. – Желаю тебе усердия, избытка инициативы и здоровой амбициозности. Остальное у тебя уже есть.
И указала волшебной палочкой на ученицу злых фей.
– Стой! Нет!! – закричали злые феи.
Но было поздно.

Принцесса выросла нефотогеничной. Принцы, увидев её портреты, падают от смеха. Готовить совершенно не умеет, что ни приготовит, всё страшная отрава. Честно. Даже яблока не берите, – она их не моет. А ещё у неё шило в попе.
Но кому важны эти мелкие недостатки? Она обаятельная, её все любят.
А ученица злых фей окончательно разочаровалась в тёмной стороне. Теперь она служит добру, денно и нощно творит молитвы в храме.
Время от времени лечится от сотрясения мозга.
Пламя

Счастье варвара (начало)

Шесть пар глаз смотрели на Тома - с любопытством и отчасти с вызовом. Стрелок вздохнул. Это испытание приходится проходить любому цивилизованному человеку - если он планирует и дальше оставаться таковым.
- Дело в щипчиках, верно? - заметил он небрежно. - Они для морских омаров. Но, судя по шафрановому оттенку панциря и линиям сгиба салфетки, мне подали пресноводного. Распорядитесь заменить приборы.
Метрдотель склонил голову:
- Ты достиг совершенства, ученик. Ты покорил сияющие вершины цивилизованности, о которых я могу лишь мечтать. Позволь же вручить тебе монокль мастера.
- Это ловушка? - нахмурился Том. - Согласно "Энциклопедии этикета", монокль мастера вручается коллегией из шести магистров и одного карлика, одетого в фрак четвёртой категории, а...
Из-за портьеры вынырнуло лицо. В утончённый интерьер "Клуба цивилизованных эстетов" оно вписывалось с деликатностью и уместностью репы в коробке шоколада.
- Пст! - громко позвал гость.
- Прошу извинить, учитель, - чопорно поклонился Том. - Меня ждут неотложные дела.
Collapse )