Владислав Силин (vorath) wrote,
Владислав Силин
vorath

Categories:

"Анна Каренина", 2012

http://www.film.ru/img/afisha/KRENA/450/01.jpg
Все серые плоские истории воспринимаются людьми одинаково, но каждая талантливая читается по-своему.

Я обожаю Джо Райта («Гордость и предубеждение» пересматривал несколько раз), и без ума от Киры Найтли. Тем интересней было, что именно они найдут в «Анне Карениной» – книге, к которой русский человек относится с иррациональной ревностью.

Анна Каренина... Миллионы мальчиков и девочек всех возрастов набили шишки, потому что никто в своё время не потрудился объяснить им простой вещи. История Анны не есть история любви. Это история страсти, трусости, подлости – но не любви.
И Райту удалось это показать. Выбранная им форма – театральное действо – оказалась весьма удачна. Анна, Вронский, Долли, Стива – все они актёры в круговерти меняющихся декораций. Лишь Левину и Китти удаётся вырваться из порочного круга и зажить реальной жизнью.


1. Анна. Райт честен. С первых же эпизодов – когда Анну одевают чужие руки, и даже обручальное кольцо на неё надевает кто-то, не она сама – становится понятно, что идеализации не будет. Эпизод торговли «кого ты больше любишь: меня или лошадь?» шикарен. И когда лошадь погибает, хочется кричать: дура, дура, дура, ну что, добилась своего?..
Не любовь, но страсть. Латунь, оклеенная фольгой вместо монетки. Едва Анна получает то, что ей нужно от Вронского, её образ меняется. Сцена в театре (куда Анна отправилась, хоть Вронский её отговаривал) вовсе не о том, как бездушно общество. Она о том, что любящий человек не опустится до шантажа: если бы ты меня любил, ты бы не отпустил меня туда. Так поступают лишь торговцы чувствами.
И не случайно самые светлые моменты фильма наступают после гибели Анны. Стены театра раздвигаются, и пространство наполняется светом и воздухом. Всё тёмное, уродливое, лживое ушло из судеб людей; их жизнь продолжается, наполненная новым опытом. Левины счастливы; Каренин отравлен болью, но и для него есть радость: дети.


2. Каренин. Вот за кого я порадовался. Этот образ часто понимают превратно. Толстой в чём-то перестарался, выставляя его смешным, а ведь в сущности Каренин хороший человек. Он благороден, он действительно любит детей.
В фильме есть очень яркий эпизод. Анна лежит в постели, а кормилица кормит грудью девочку. Но штука в том, что кормилица очень далеко – в другой комнате, камере приходится изворачиваться, чтобы поймать её в фокус. В жизни Анны нет места для ребёнка. И когда Каренин берёт девочку к себе, мы видим ту же кормилицу с девочкой на руках, и рядом Алексея – в кресле с газетой. Это очень трогательно. Да, он такой. Он не очень хорошо умеет проявлять любовь, но ребёнок с ним не пропадёт.


3. Вронский. Для меня было загадкой: почему после смерти Анны о его судьбе ничего не было сказано? А потом я понял. Простой и очевидный символ: не стало Анны, не стало и его. Он с самого начала был человеком-пустышкой, маской – завитым легкомысленным мальчиком. Райт к нему дьявольски несправедлив. Вронский глубже и сложнее, чем показан в фильме. Но у каждого человека есть право на истолкование сюжета и героев.

http://www.film.ru/img/afisha/KRENA/450/32.jpg
4. Левин и Китти. Роман «Анна Каренина» с полным правом мог называться «Константин Левин». Чтобы показать путь, который проделали Левин и Китти, потребовалось бы три таких фильма. И на мой взгляд Райт справился с задачей. Эпизод с кубиками великолепен. Очень нежно, чисто и очень близко к духу книги.
Сцена в конце фильма, когда после вопроса крестьянина «А жену вы тоже разумом выбирали?», меняется освещение, будет совершенно непонятна для человека, не читавшего книги. Между тем, получилось хорошо. Есть вещи, о которых много говорить бессмысленно, – лучше Толстого не скажешь, а молчать об этом тоже нельзя.


Мне понравился этот фильм. Понравились русские песни с трогательным акцентом; динамика декораций; шутовство над тем, что русский привык встречать с дремучей серьёзностью; понравились беспощадная откровенность Найтли и искренность Лоу, и совершенно михалковские гримасы Макфейдена (наверняка пересмотрел нашу классику перед съемками).
Единственное, что царапнуло взгляд: эпизод на балу, повторяющий встречу Элизабет и мистера Дарси из «Гордости и предубеждения». Самоповтор, калька, и немного досадно: неужели нельзя было обойтись без этого? Ведь в остальном-то сцена прекрасна: кружение страсти Анны и рядом – недоумевающая, растерянная Китти. Впрочем, для того, кто не смотрел «Гордость и предубеждение», эпизод будет выглядеть очень естественно.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments