Владислав Силин (vorath) wrote,
Владислав Силин
vorath

Category:

Кошачьи правила

Лапа соскользнула, и кот полетел с крепостной стены. Так бывает. Даже если тебя считают воплощением грации, скользкие камни и неудобные сапоги никто не отменял.

Время остановилось. В воздухе материализовалась обитая чёрным бархатом когтеточка. На ней, скрестив ноги, сидела тощая фигура в балахоне.
- Падаешь, - сообщила фигура, просто чтобы что-то сказать.
Кот промолчал. Существует высота, с которой котам падать уже опасно, но её всё ещё не хватает, чтобы правильно сгруппироваться. Сейчас был как раз такой случай.
- Ты кот в сапогах, - продолжала фигура. - Поэтому к тебе могли прийти Смерть кошек или я. И не надо на меня так мрачно смотреть. Хочешь, я заберу твою жизнь по кошачьим правилам? Как это делается?
- Мы сидим и мрачно смотрим друг на друга, - сказал кот. - Иногда бьём себя хвостами по бокам. Потом кто-то из нас не выдерживает и начинает оправдываться и торговаться. Он проиграл.
- Ясно. Тогда я сделаю это по обычаю людей.
Кот продолжал мрачно смотреть.
- Перед твоим внутренним взором должна промелькнуть вся жизнь, - подсказала Смерть.
- Да-да, я знаю. Когда я родился, меня запихнули в мешок и бросили в воду.
- И ты расстался с одной из девяти жизней?
- Нет. По берегу реки шла девушка, она вытащила меня.
- Просто неприличное везение.
- Это кошковость. До меня мимо девушки проплыла корзинка с маленьким Парисом. Потом люлька с Моисеем, а напоследок - бочка с будущим царём Гвидоном и его матерью. Но девушка спасла именно меня. Сама знаешь: обаяние в мешке не утаишь.
- А потом?
- Я жил в замке Кощея, дворце Снежной Королевы, твердыне Барад-Дуре...
- Минус три жизни. Все эти крепости рухнули, когда развеялись чары их хозяев.
- Да. Но всякий раз окружающие видели одну и ту же картину. Маленького котика, со всех лап улепётывающего из обречённого замка за несколько секунд до апокалипсиса. Это кошковость.
- Ты обаятельный мерзавец и манипулятор, ты это знаешь?
- Я - это я. При взгляде на меня у окружающих возникает мысль: "Он кот. А чего добились мы?". Посмотри на себя. Ты - создание людей. Квинтэссенция их тревог, надежд, опасений, мечтаний, иллюзий. Бигл, Андерсен, Пратчетт - все они пытались описать тебя, а описали спутника, с которым не страшно идти в неизвестность. Люди ждут, что ты начнёшь с ними торговаться. Играть в шахматы. Осудишь. Выслушаешь и поймёшь. Они надеются, что они важны - хотя бы в твоих глазах. Иначе зачем это всё?
Земля рывком прыгнула вверх, приближаясь. Скорость, неумолимая скорость собиралась в теле кота, вздыбливая шерсть, закручивая вибриссы.
- Мне не нужны люди, - сказала Смерть, вновь останавливая время. - Я существовала и до них.
- Да? А что ты скажешь на это?
И кот вывернулся, подставляя животик. Смерть машинально протянула руку, чтобы почесать его.
Кот уклонился.
И снова.
И ещё раз.
- Всегда чувствую себя неловко в такие моменты, - призналась Смерть. - Как ты это делаешь?
- Это кошковость. Смерть Кошек никогда не гладит чужие животы. Или гладит. Или гладит, но промахивается и делает вид, что ничего не произошло, что она просто решила отдохнуть. Но ты - ты торгуешься и оправдываешься, и тебе никогда не избавиться от смущения.
- То есть, мы опять забираем твою жизнь по кошачьим правилам?
Кот мрачно уставился на собеседницу.
- Ты хочешь сказать, никогда не прекращали?
Суровый взгляд.
Движение хвоста.

Чёрная когтеточка исчезла.
Исчезла и фигура в балахоне.
Земля кувыркнулась навстречу, и кот врезался во что-то мягкое, шерстяное и тёплое, что на поверку оказалось всадником на вороном коне с обмотанными тряпками копытами. Всадник кутался в плащ немарких цветов, лицо его закрывала бандана - в общем, выглядел он чрезвычайно подозрительно. Как и полсотни его коллег.
Когда на тебя обрушивается шесть килограммов когтей, зубов и концентрированной ненависти, трудно сохранять сдержанность.
- Оуоуоуууу! - завопил всадник.
Из-за крепостной стены выглянуло заспанное лицо.
- Враг у ворот! - заорал караульный. - К оружию!!

По дороге, ведущей из замка, со всех лап улепётывал маленький котик. У всех, кто его видел, возникали смутные подозрения насчёт дальнейшей судьбы твердыни.
Это кошковость.
Миф о девяти жизнях - всего лишь миф. Их нет. Есть лишь две кошки, мрачно глядящие друг на друга и хлопающие себя хвостами по бокам.
У Смерти Кошек в этой игре нет никаких преимуществ.


Tags: Все истории, Кошки наши меньшие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →